Главная Рыболовно-Охотничья Толкучка
Бесплатная доска объявлений
 


Общественное Движение "ЗА ТРАДИЦИОННЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОГО ОХОТНИЧЬЕГО СОБАКОВОДСТВА"

 

ВОО Росохотрыболовсоюзъ

Виртуальное общественное объединение Российский Охотничий и Рыболовный Союзъ (18+)
Текущее время: 08 май 2021, 11:07



Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Дикие копытные животные #1
СообщениеДобавлено: 12 сен 2012, 16:06 
Не в сети

Зарегистрирован: 29 авг 2012, 17:48
Сообщения: 140
Имя: Elena
Исключительное богатство Африки дикими копытными общеизвестно. Мы уже встречались с некоторыми из них на странницах этой книги. Охота на копытных издавна давала мясо, шкуры, рога и другую продукцию (сначала аборигенам, а затем и колонистам). В последнее столетие она стала одной из основных побудительных причин для организации сафари. Несмотря на резкое сокращение численности многих копытных, продукция, получаемая от них, играет значительную роль в экономике некоторых африканских стран. В Гане еще в начале 60-х годов мясо диких копытных составляло не менее 80 % мясной продукции, потребляемой населением, а именно 28 тыс. т. Примерно в эти же годы в Нигерии удельный вес мяса дичи в различных округах колебался от 10 до 90 %. В Уганде от крупной дичи получали около 13 % всей мясной продукции, в некоторых же округах ее доля увеличивалась до 60—70 %. Охотничье хозяйство Сомали в начале 50-х годов основывалось на отстреле геренуков, или жирафовых газелей, ежегодный объем добычи которых достигал 100 тыс. голов; кроме геренуков, в этой стране отстреливали много других копытных животных. В 1960 г. из южных областей Сомали вывезли 400 тыс. шкур антилопы дик-дик. Ж- Дорст сообщает, что в 1954 г. из бывш. Французской Западной Экваториальной Африки на внешние рынки вывезли около 750 тыс. шкур различных видов диких животных, преимущественно копытных. Всего в стране в это время добывали до 2 млн. диких млекопитающих в год.

В странах Западной Африки в 60-х годах мясо диких животных, преимущественно копытных, составляло до 60 % мясного рациона населения (без учета неконтролируемого потребления, которое велико!). Департамент национальных парков Родезии (ныне — Зимбабве) подсчитал: за 1936—1965 гг. в стране было добыто около 0,5 млн. особей диких копытных животных. За 1953—1956 гг. средний ежегодный отстрел составлял 32 тыс. голов в год (нормированный отстрел по лицензиям 15 тыс. шт.). В стране действовало 33 консервных предприятия, перерабатывавших лишь мясо дичи. Они выпускали продукции — свежего, вяленого и консервированного мяса — на 4 млн. марок ФРГ в год.

Подобных фактов известно много, однако они не позволяют составить совершенно точного представления о современных масштабах добычи диких копытных животных на континенте, подтверждая еще раз большую экономическую роль этого занятия.

При высокой численности большинства видов диких копытных охота на них не представляла особого труда, хотя успех, конечно, зависел от многих обстоятельств. Русский охотник-спортсмен В. Городецкий, африканское сафари которого описано в одной из следующих глав, констатировал, что способы и приемы охоты на равнинах Африки зависят в основном от условий местности и характера растительности. На открытых ровных участках, лишенных прикрытий, звери замечают охотника на расстоянии более 1,5—2 км, так что прятаться от них в таких условиях бесполезно. Охоту надо вести открыто, пытаясь обмануть зверей, усыпить их внимание. С этой целью лучше всего приближаться к животным по касательной, постепенно сокращая расстояние до них. Можно идти и прямо, но не на зверей, а несколько в сторону, держа себя непринужденно. Сначала зебры и антилопы, жирафы — охотятся чаще всего на них — «разрывают» дистанцию, удаляются, но затем перестают обращать внимание на человека и подпускают его на 250— 300 шагов, т. е. на расстояние верного выстрела.

На участках, покрытых группами деревьев и куртинами кустарников, в большинстве случаев применяют лишь один прием — подход. От зверей укрываются за стволами деревьев, кустарниками, термитниками, неровностями рельефа. Там, где укрытия заканчиваются или прерываются, охотнику приходится ползти по направлению к цели по нескольку десятков или сотен метров. Успешнее всего это можно сделать, если трава достаточно высока.

Подходят к зверям всегда с подветренной стороны, так как многие из них имеют прекрасное чутье. Особенно тщательно соблюдают эти условия при охоте скрадыванием на слонов, носорогов и буйволов: они способны при помощи чутья обнаружить охотника задолго до того, как окажутся в пределах досягаемости его оружия.

Интересен и один из советов В. Городецкого, подсказанный ему опытом охот в Средней Азии. При скрадывании зверя следует пользоваться прикрытиями в виде стволов деревьев, скал, выступов местности и т. д.; кустарники можно использовать лишь в крайнем случае, при отсутствии других укрытий. Дело в том, что единичные кусты постоянно находятся в поле зрения животных, служат как бы «биноклем для зверя» (выражение В. Городецкого). Кроме того, куст не дает упора для винтовки.

Широкое применение автомашин во время современных сафари значительно облегчает приближение охотников к добыче. Однако стрельба в зверей из автомашины считается неспортивной, а во многих случаях запрещена правилами охоты. Установлена минимальная дистанция удаления охотника от транспортных средств, соблюдение которой дает ему право выстрела. Например, при охоте на африканских буйволов в Уганде она составляет 400 м. Конечно, при таких условиях охотник и его помощники должны проявить умение, а нередко и мужество для того, чтобы подобраться к дичи, но ведь без этого нет и настоящей охоты. Спортсмену, несогласному с этими требованиями, лучше стрелять полудомашних фазанов или куропаток в родных местах, а не тратить средства на сафари.
Все опытные охотники, профессионалы и любители, которым приходилось охотиться в Африке, обращали большое внимание на качество оружия. Недопустимым легкомыслием считалось использование легких и даже средних ружей при охоте на слонов, носорогов и диких буйволов. Эти звери атакуют человека так стремительно, так хорошо переносят рану, что только попадание пули крупного калибра «по месту» может остановить зверя и предотвратить гибель охотника или его помощников. В охотничьей литературе, посвященной охоте на крупных африканских животных (не обязательно хищников), описано много несчастных случаев, происшедших именно из-за пренебрежения к выбору оружия, соответствующего объекту охоты.

Д. Хантер в своей поучительной книге рассказал несколько драматических историй, когда упрямство его клиентов, не желавших применять достаточно мощное оружие, создавало ненужные, очень рискованные ситуации, а иногда даже приводило к гибели участников сафари. Он считал, что на слона, буйвола или носорога нужно охотиться с ружьем калибра не менее 450. Сам Д. Хантер почти не разлучался с двухствольным бескурковым ружьем калибра 500 фирмы «Голланд и Голланд» с эжектором. Оно не подводило его никогда. Д. Хантер подчеркивает очень высокую живучесть африканских млекопитающих, даже антилоп. Они не гибнут от ран, которые наверняка принесли бы смерть зверям Азии, Европы или Америки.

«Однако я знаю,— не без оснований добавляет Д. Хантер,— что самое трудное — убедить другого охотника в правильности твоих взглядов. Он вежливо выслушает тебя, а затем, вопреки здравому смыслу, будет цепляться за свои собственные взгляды»

Мы знаем, что охотничьих млекопитающих в Африке стало намного меньше, чем 100 и даже 50 лет назад. Очень оскудела фауна диких копытных континента. Исследователи, изучавшие это явление, называют следующие причины его:

Уничтожение биотопов в связи с развитием сельского хозяйства, самостийными палами, затоплением местности в результате строительства плотин, ирригацией территории, заселением ее человеком, последующей эрозией.
Мероприятия по уничтожению крупной дичи, проводимые в целях борьбы с мухой цеце, предотвращения заболевания людей сонной болезнью и сохранения сельскохозяйственных животных (эти мероприятия, как правило, не давали ожидаемых результатов, но приводили к массовому истреблению диких копытных).
Открытие доступа к отдаленным территориям охотникам и браконьерам в результате сооружения шоссейных и других дорог; связанное с развитием транспортных коммуникаций нарушение жизненно необходимых сезонных миграций копытных животных; изоляция малочисленных популяций и их постепенное исчезновение.
Рост населения континента и его потребностей в мясных продуктах, развитие острой конкуренции между дикими и домашними травоядными из-за пастбищ; сооружение изгородей, исключающих доступ диких копытных к лучшим пастбищам.
Существование коммерческого браконьерства в национальных парках и близ их границ, обусловленного высокими ценами на некоторые виды охотничьей продукции (слоновая «кость», рога носорогов, шкуры — особенно трофейные, деликатесное мясо).
Нарушение естественного баланса между некоторыми видами диких животных в связи с неконтролируемым падением или ростом численности одного из биогеоценотически важных видов (например, выход из-под контроля популяции гиппопотама в национальном парке Куин Элизабет).
Применение охотниками местных племен запрещенной практики массовых загонов диких копытных и других хищнических приемов охоты.
Нарушение водного баланса территории и связанное с этим исчезновение водопоев; вытеснение диких животных с мест водопоев домашним скотом (в засушливых районах).
Увеличение количества и улучшение качества огнестрельного оружия, большая доступность его местному населению развитие транспортных средств высокой проходимости.
Широкое распространение различных эпизоотии (например, чумы рогатого скота), передающихся диким копытным животным и вызывающих их массовую гибель.
Проблему диких копытных в Африке решали и решают тремя основными путями: 1) интродукция, 2) охрана в национальных парках и 3) полувольное разведение. Все они имеют природоохранное и экономическое значение и заслуживают внимания.
Большая часть выпусков диких копытных осуществлялась в пределах национальных парков и специальных резерватов. Еще большее значение имела охрана этих животных в закрытых для охоты угодьях.

В. Е. Флинт и А. Г. Банников совершили в 1966—1967 гг. поездку по Кении, Уганде, Танзании и Замбии общей протяженностью около 2,5 тыс. км. Их маршрут пролегал через национальные парки Мерчисон-Фоллз, Найроби, Озеро Маньяра, Кафуэ и пересек различные ландшафты: лесистую, кустарниковую и травянистую саванну, редкостойные сухие леса, различные сельскохозяйственные угодья. В пределах национальных парков и других охраняемых территорий ученые встретили 27 видов крупных млекопитающих в таком количестве:
Вложение:
i15.gif
i15.gif [ 24.9 КБ | Просмотров: 7124 ]


Этот набор видов и их количественное соотношение более или менее типичны для охраняемых территорий региона. В среднем на 1 км маршрута пришлось не менее 25 встреч крупных млекопитающих.

Совсем иной предстала картина на неохраняемых территориях. На 100-километровом маршруте было встречено в общей сложности около 100 млекопитающих (в среднем одно на 1 км), да и то в основном поблизости от национальных парков. Поэтому понятны те большие надежды, которые возлагают биологи и охотоведы на природоохранные территории Африки в деле спасения уникального животного мира континента.

Полувольное разведение диких копытных имеет и природоохранное, и экономическое значение. Дичное ранчо — новая быстро развивающаяся форма хозяйства. За оградами пасутся те же дикие копытные звери, что и на воле. Но участок этот вместе со всей живностью находится во владении человека, который решил, что ему выгодно не пасти в саваннах домашний скот, как он делал это прежде, а выращивать газелей, ориксов, канн, стенбоков, куду и других зверей и ежегодно снимать урожай — отстреливать определенное число животных, а мясо продавать. Или пускать на участок за определенную плату охотников-любителей, что также дает немалый доход. При полувольной форме эксплуатации диких копытных можно «управлять» стадами, охранять их от хищников. Но изгородь требует больших затрат. Поэтому большинство ранчменов предпочитают «естественное дичеводство». Угодья не огораживают, а только охраняют обитающую там дичь, регулируют численность крупных хищных млекопитающих и периодически снимают «урожай».

Сказанное относится к «собственным» диким животным на собственных землях. Но желающий заниматься полувольным дичеводством и не имеющий «собственной» дичи (в Зимбабве) может добиться соответствующего разрешения государства на это занятие на своих землях. Наконец, при отсутствии и диких животных, и угодий энтузиаст может арендовать участок государственных земель и разводить в них дичь. Более того: правительственные организации всегда готовы оказать помощь в приобретении и реакклиматизации диких копытных, если в этом возникнет необходимость.

Полувольное дичеводство как отрасль хозяйства возникло в конце 50-х — начале 60-х годов в Южной и Восточной Африке. В середине 60-х годов в ЮАР разведением копытной дичи ради коммерческих целей (отстрела и реализации лицензий на спортивную охоту) занимались 294 землевладельца на площади 752 тыс. га. Через год число таких фермеров возросло до 340, а площадь зоны дичеводства—-до 850 тыс. га; следующий год принес новое резкое увеличение этих показателей: 408 фермеров, 1031 тыс. га угодий. Мода на полувольное дичеводство быстро распространилась.

В ЮАР считают, что для разведения диких копытных больше всего подходят смешанные высокотравные и кустарниковые саванны и т. д.

Некто Джонстон, владелец ранчо «Росслин» в округе Ма-тетси на северо-западе Зимбабве, изложил опыт разведения крупной дичи на своих землях. Ранчо граничит на юге с резерватом дичи Ванкие, на западе - с Ботсваной. Поблизости находятся и другие ранчо, где также занимаются разведением крупной дичи. Часть земель ранчо (общая площадь 20,4 тыс. га), граничащая с Ванкие и некоторыми другими участками, обнесена оградой. Высота местности 960—1080 м. Годовая сумма осадков 300 мм, выпадающих главным образом летом (с ноября по март). 74,5% территории ранчо заняты открытыми редколесьями. Занятие скотоводством и огородничеством не оправдало себя. В 1967 г. вся сельскохозяйственная деятельность была прекращена. Разведение крупной дичи ради мяса и кож также себя не оправдало вследствие низких цен на эти виды продукции. В начале 70-х годов была взята ориентация на разведение крупной дичи ради спортивной охоты приезжих и др. В ранчо имеются 17 видов диких копытных и 4 вида крупных хищников (лев, леопард, гиеновая собака, гиена). Из копытных более обычны 10 видов: черная лошадиная антилопа, бурчеллова зебра, водяной козел, антилопа тростниковый козел, импала, куду, канна, бородавочник, дукер и штейибок Шарпа. Уход за ранчо обеспечивают владелец и его жена, а также 12 человек из числа коренного населения. Применяется пуск палов, закладка солонцов, посадка кустарников. Убой диких копытных ради мяса наиболее рационален, когда животные находятся в возрасте 30—36 месяцев, а в интересах получения хороших трофеев — до 84 месяцев. При ночной охоте с ослепляющим светом количество подранков 1%, при дневной —10%. Первоначально изъятие не превышало 3 % общего количества крупной дичи, не считая относительно малочисленных видов. Оно может быть увеличено до 10 %. За 1970 г. в порядке спортивной охоты убито 130 голов крупной дичи, а всего добыто 190 (60 в интересах получения мясной продукции). Общий выход мясной продукции 3,2 кг с 0,4 га. Мясная продукция диких копытных, добываемых в ранчо, обеспечивает существование 60 человек из числа местного населения. Доходность фермы 0,37 фунтов стерлингов с 0,4 га; при условии проведения различных воспроизводственных мероприятий она может быть значительно больше.

Значительное число исследований и экспериментов было посвящено выбору видов диких копытных животных, наиболее подходящих для полувольного разведения. А. Н. Насимович приводит сведения о том, что на полузасушливом плоскогорье Кару фермеры предпочитали шпрингбока, или газель антидорку. В кустарниковых саваннах очень подходящий объект импала, но значительные трудности (без применения изгородей) создает ее склонность к миграциям.

На злаковниках высокого вельда, по сообщению А. Н. Насимовича, наиболее перспективно разведение белолобого бу-бала — блесбока. Режим его содержания на фермах в основных чертах тот же, что и скота. Случайный характер носит разведение большого куду, сохранившегося во многих частях ЮАР, особенно в холмистой кустарниковой местности. Эта крупная антилопа способна преодолеть ограду высотой около 2 м.

Перспективна для разведения канна; практика разведения этой антилопы, легко поддающейся одомашниванию, почти освоена. На одной из ферм в Зимбабве канн в течение 10 лет разводили вместе с крупным рогатым скотом. Днем они паслись на неогороженных пастбищах, а на ночь вместе со скотом приходили в загон. Считают многообещающим разведение гну, зебры, жирафа, лошадиной и черной антилоп, водяного козла и др. Разведение слона, гиппопотама, носорога и буйвола в большинстве мест считают невыгодным, так как эти звери легко ломают ограду, требуют много корма, опасны в «общении». В 1960 г. в г. Зимбабве был поставлен наглядный опыт. На ферме площадью 54 тыс. га часть земли использовали для разведения домашнего скота, часть — для вольного содержания диких животных (антилоп, главным образом импалы, буйвола, зебры и кистеухой свиньи). С площади около 13 тыс. га доход от мяса копытной дичи составил 7 тыс. долл., а от скота с той же площади 1,5 тыс. долл. Доходность могло бы повысить использование также диких птиц и других охотничье-промысло-вых животных, спортивная охота по платным лицензиям.

Забой и отбор на продажу живых диких животных производят в специальных загонах — «приемниках» в зимние месяцы, когда молодняк антилоп подрастет и не может пострадать в массе других животных, скученных в загоне. На одной из ферм несколько лет практиковалась ночная охота с автомобиля; всего здесь было добыто более 2 тыс. голов диких копытных. Ослепленные светом фар антилопы — легкая цель, поэтому подранков бывает меньше, чем при охоте в дневные часы. У оставшихся животных не развивается страх к человеку, который неизбежно вызывает стрельба днем. Убойная масса африканских антилоп составляет в среднем 50—63 % живой (у импалы в среднем 57,4 %, гну — 57,7 %, причем у первой на долю мяса приходится 75%, костей 25%); у крупного рогатого скота и других домашних животных 44—50 %. Мясо реализуют в свежем и сушено-вяленом виде (билтонг); оно пользуется хорошим спросом; но цена ниже, чем на баранину и говядину; жирность мяса дичи низкая, но вкус хороший.

Многие вопросы разведения диких копытных еще нуждаются в совершенствовании: необходима разработка эффективных и экономически выгодных типов пастбищной ограды («электропастух» испытывался, но себя не оправдал), отыскание способов предотвращения палов, от которых гибнут кустарники и многие животные лишаются важного корма. Остается злободневной проблема ветеринарного надзора, так как болезни диких копытных недостаточно изучены. Неудачи с разведением диких копытных часто бывают вызваны малыми размерами ферм, отсутствием в их пределах всех сезонных стаций, нужных животным. В этом случае целесообразно объединять несколько ферм.

Отдельные фермеры, продолжает А. Н. Насимович, завозят дичь на свои участки ради «оживления местности», без коммерческой цели. Другие владельцы ферм — небольших природных резерватов — разводят дичь для показа ее посетителям за плату, охота в них пока запрещается. Из резерватов этого типа наиболее известен Млилуан в Свазиленде, учрежденный Р. Теренсом на площади 440 га в местности, интенсивно осваиваемой под сельское хозяйство. Р. Теренс, который ранее работал в бывш. Южной Родезии и принимал участие в операции «Ной» по спасению дичи при наполнении водохранилища Кариба, постепенно завез к себе импалу, водяного козла, куду, белолобого бубала, зебру, бородавочника, страуса, белого носорога. После сооружения большой запруды были интродуци-рованы гиппопотамы и некоторые амфибии. Ведутся работы по восстановлению аборигенной растительности и с этой целью высажены тысячи сеянцев деревьев. Деньги посетителей не окупают расходов, но Р. Теренсу удалось получить поддержку от правительства, некоторых торговцев и Общества охраны природы в Лондоне. К концу 60-х годов в Африке разведением диких копытных животных занималось не менее 3 тыс. ферм. Они давали ежегодно десятки тысяч тонн превосходного мяса и получали высокую прибыль.

Необходимо напомнить, что у диких копытных животных много «преимуществ» перед домашними, этим и объясняются успешные попытки их разведения. У разных диких зверей имеются свои гастрономические симпатии и антипатии. Например, травоядная газель Томсона питается в основном двудольными растениями. Гну, зебры и топи предпочитают однодольные растения, главным образом злаки. При этом, зебра чаще берет корм из верхних частей яруса травянистых растений, а гну и топи — из приземного пояса. Домашний скот, особенно высококультурных пород, прошедших длительную селекцию, очень разборчив в корме. Кустарники и деревья он почти полностью игнорирует. Из наземных трав выбирает небольшое число видов. Кроме того — и это очень важно — дикие копытные имеют особенности в физиологии пищеварения, позволяющие им очень эффективно использовать корма, непригодные или малопригодные для домашнего скота.

Крупным диким копытным животным свойствен медленный метаболизм, их энергетические требования низкие, а эффективность конверсии растительной массы в животные белки — высокая. По массе один гиппопотам, обладающий, кстати сказать, хорошим мясом, равен 60 овцам, а слон — 80. Дикие копытные животные устойчивы к превратностям погоды — засухам, бурям и т. д. Они не подвержены многим заболеваниям, которые «косят» стада изнеженных домашних животных. Африканский дикий буйвол, например, может хорошо жить в таких условиях, которые не вынесет ни одно домашнее животное.

Замена диких животных домашними резко снизила возможность использования биомассы разнообразных видов растений. Известны впечатляющие цифры, которые наглядно подтверждают это положение. Биомасса слонов, бегемотов, буйволов, различных антилоп, диких свиней в национальном парке Альберта в конце 50-х годов достигала 24 406 кг/км2. Между тем в Конго естественные пастбища домашнего скота не выдерживают нагрузки, при которой общая масса животных, выпасаемых на такой площади, превышает 5500 кг. Если говорить о приросте продукции за год, то он колеблется в африканских саваннах от 2100 до 8700 кг у домашнего скота, а у диких копытных— от 13 100 до 17 500 кг.

Биомасса диких копытных на злаковниках с редким кустарником может быть в 2—3 раза больше, чем биомасса домашнего скота, а в кустарниковой саванне — в 4—15 раз больше, чем биомасса коз и овец. Участок степного травостоя, который способен прокормить лишь 10 овец — животных скромных размеров,— обеспечивает питание 19 верблюдов общей массой 8,5 т.

В Африке и Азии сосредоточено около одной трети общей численности крупного рогатого скота на Земле, но они дают всего 10 % мировой продукции животноводства. Под влиянием перевыпаса домашнего скота быстро разрушаются экологические системы этих континентов. Выход — в частичной замене животноводства дичеводством. Есть много доказательств того, что это выгодно.

Мясо диких копытных вкусно и питательно. Врачи считают, что питание мясом канны и некоторых других древесноядных антилоп предотвращает развитие атеросклероза. Жира и альбуминов в молоке канны (это имеет значение при ее одомашнивании) в два раза больше, чем у крупного рогатого скота.

На разведение дичи требуется гораздо меньше затрат, чем на содержание домашнего скота. Если ее чрезмерно не опекать, не создавать слишком высоких плотностей популяций, то действуют механизмы саморегуляции и не возникает угрозы для экосистемы. Дикие животные могут быть объектами платной охоты, давать дополнительный доход государству или владельцам. Наконец, их разведение возможно в естественной, не преобразованной человеком среде. Это очень важно и по экологическим, и по экономическим мотивам. Выход и стоимость продукции, получаемой от охоты на диких животных в некоторых национальных парках и резерватах дичи в Африке, достигают высоких величин. Наибольшее количество мяса давал отстрел таких крупных и массовых животных, как слон и бегемот.

Кстати, слоны являются серьезной проблемой Африки. Численность этих прекрасных зверей во многих районах континента вошла в противоречие с емкостью угодий и интересами хозяйства. Слоны, находящиеся в национальных парках под охраной, чрезмерно размножаются, разрушают лесные экосистемы, начинают совершать опустошительные набеги на поля местных жителей. Приходится прибегать к регулированию численности животных, что вызывает возмущенные протесты мировой общественности. При неадекватном отстреле слонов (особенно при изъятии доминирующих самок) нарушается структура стада, а это отражается на поведении животных и темпах прироста популяций. Большой ущерб стадам слонов наносит широко развитое браконьерство.

В целом африканский слон как вид еще не находится в угрожаемом состоянии. По материалам Международного союза охраны природы и природных ресурсов, в конце 70-х годов в 36 странах континента насчитывалось более 1,3 млн. слонов. Самые большие запасы слонов имели Заир (337 тыс. шт.), Танзания (316,3 тыс.), Замбия (150 тыс.), Судан (134 тыс.), Кения (65 тыс.), Центральноафриканская Республика (63 тыс.), Мозамбик (54,8 тыс.), Зимбабве (30 тыс. шт.) и т. д. Они заселяли от 30 до 80 % территории этих стран, причем на 1 км2 приходилось от 0,02 (Кения) до 0,50 (Замбия) животных. В некоторых странах слонов осталось совсем мало: в Того 80, Руанде 150, Гвинее и Сьерра-Леоне по 300, в Сенегале 450, Бенине и Эфиопии по 900 и т. д.

Численность слонов особенно быстро сокращается в Западной и Южной Африке. Учитывая большой ежегодный объем добычи слонов (50—150 тыс. экз.), имеющееся поголовье 1,3 млн. представляется не таким уж большим. При ежегодном изъятии 50 тыс. слонов и использовании всей получаемой от них мясной продукции (что бывает далеко не всегда), от них можно получать более 43 тыс. т мяса в год. Африканским зоологам, охотоведам, природоохранителям предстоит решить очень сложную задачу по охране и адекватному использованию (регулированию численности) слонов.

Помимо копытных, в Африке охотятся и на других млекопитающих. В лесных районах Туниса, например, широко развита охота на многочисленных здесь кабанов, в которой участвует немало европейских туристов. В Ботсване популярный объект охоты — долгопяты, или зайцы-прыгуны. Их отстреливают до 2,5 млн. шт. в год, получая около 3,4 млн. кг мяса.

Во многих странах охотятся на различных обезьян. В Эфиопии добывают большое число гверез, численность которых в начале 70-х годов определялась 0,5 млн. шт.; охотятся на них и в Кении, хотя официально гверезы взяты там под охрану. Шкурки этих обезьян высоко ценятся как в Африке, так и в Европе. В конце XIX в. в европейские страны ввозилось до 175 тыс. шкурок гверез в год. В Кении и Танзании из них шьют пледы, пользующиеся большим спросом. На каждый плед идет в среднем 5 шкурок и стоит он от 160 до 375 кенийских шиллингов. В 1972 г. в лавках только этих двух стран было выявлено 27 тыс. шкурок гверезы. Продолжается отлов обезьян для зоопарков и медицинских целей. В 1957—1968 гг. из Сьерра-Леоне и Либерии было вывезено более 3,1 тыс. живых шимпанзе. В конце 60-х годов только в Сьерра-Леоне уничтожалось ежегодно несколько десятков тысяч мартышек, павианов и других обезьян. Их считали вредителями сельского хозяйства и выплачивали за них премии.

В Африке с ее богатой орнитофауной не может не быть развита охота на пернатую дичь. Так, в бывш. Родезии в начале 70-х годов охотники составляли 2,36 % взрослого населения страны, в том числе охотники на водоплавающую дичь 0,32%. Каждый из них охотился на водоплавающих в среднем по 3,9 дня в сезон и отстреливал в среднем 30,1 птиц, преимущественно уток красноклювых и древесных. Эти охотники добыли за сезон 14 тыс. водоплавающих птиц и 42 тыс. наземных (цесарок, франколинов, куропаток и др.). Общее число охотников на пернатую дичь в ЮАР и Намибии превышает 100 тыс. человек [151]. Охота на водоплавающих птиц в странах, расположенных в южной половине Африки, обычно регулируется сроками, лицензиями, предельными нормами добычи. В тех местах, где эти птицы вредят сельскохозяйственным посевам, на них в некоторые периоды разрешают неограниченную охоту.

Общий объем мясодичной продукции африканского континента составляет несколько сотен тысяч тонн в год, а общая стоимость всей продукции исчисляется многими сотнями миллионов долларов.
http://www.ohotnoe.ru/news/html/43.html


Создаем НКП
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  

 

"Селигер 2018"

 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Наши друзья

Объединенный пчеловодческий форум Яндекс.Метрика


Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB