Главная Рыболовно-Охотничья Толкучка
Бесплатная доска объявлений
 


Общественное Движение "ЗА ТРАДИЦИОННЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОГО ОХОТНИЧЬЕГО СОБАКОВОДСТВА"

 

ВОО Росохотрыболовсоюзъ

Виртуальное общественное объединение Российский Охотничий и Рыболовный Союзъ (18+)
Текущее время: 08 мар 2021, 20:59



Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 12 сен 2012, 16:29 
Не в сети

Зарегистрирован: 29 авг 2012, 17:48
Сообщения: 140
Имя: Elena
Вложение:
pic1.jpg
pic1.jpg [ 8.84 КБ | Просмотров: 1588 ]

До колонизации Австралии и Океании и интродукции там многочисленных чужеземных видов диких животных охота велась, естественно, на местные виды дичи и имела своеобразный характер. Объектами добычи аборигенных племен были валлаби, мелкие сумчатые животные, утконосы, ехидны, эму и другие животные. На островах Новой Зеландии была развита охота на пернатую дичь, в том числе на пастушковых. Д. Кук во время своего второго плавания посетил бухту Дюски и в ее окрестностях успешно охотился на уток и на какого-то представителя пастушковых, которого он называет «водяной курочкой». Они, по словам путешественника, не могут летать и предпочитают густые лесные чащи открытым местам. «Водяные курочки» не боялись людей и подпускали их к себе почти вплотную. Пользуясь этим, местные охотники в массе избивали их палками. Возможно, туземцы уже перебили большую часть этих птиц,— замечает Кук.

Изменение состава фауны млекопитающих и птиц, возникновение сложных отношений между некоторыми интродуцирован-ными видами животных и различными отраслями хозяйства сильно повлияли на характер охот и систему ведения охотничьего хозяйства. Они имеют следующие особенности:

Своеобразие объектов добычи; сочетание местных форм с интродуцированными; значительный удельный вес охотничьих млекопитающих (по сравнению с птицами); большое экономическое значение акклиматизантов.
Высокое развитие промысловой охоты и ее сочетание со спортивной. Наличие постоянного контингента штатных государственных охотников. Довольно высокая товарность охотничьего хозяйства, экспорт значительного количества охотничьей продукции.
Постоянное и широкое использование регуляционных методов охоты; применение истребительных мероприятий по отношению к ценным (в других регионах) охотничьим животным.
Сохранение примитивных методов добывания диких животных, в том числе и охотничьих, у местных народностей.

Охота на диких копытных животных

Горная долина во внутренних районах Южного острова. Ее склоны на две трети покрыты густым лесом с преобладанием южных буков. На верхних частях склонов лес становится реже, приобретает островной характер. Появляются кустарниковые заросли, чередующиеся с покрытыми высоким разнотравьем полянами. Слышится отдаленный рокот моторов. Он быстро нарастает, и вот уже в вершине долины появляются два вертолета, летящих метрах в 100 над поверхностью земли. Один из них летит над серединой склона долины, второй — повыше, ближе к его верхней части. Сидящие рядом с пилотами наблюдатели внимательно смотрят вниз. Сорвался с кустов табунок каких-то птиц, мелькнула меж деревьев гарна. Но не она интересует сейчас наблюдателей. Вот, наконец, кажется, то, что нужно. На окраине большой поляны, среди травы рыжеют большие пятна. Наблюдатель показывает на них летчику и тот, чуть изменив направление вертолета, ведет машину к ним, постепенно замедляя скорость. Олени —это были они — при виде страшно рычащей винтокрылой машины вскочили и бросились к чаще леса. Но уже поздно: дверки вертолета открыты, и высунутые в них стволы изрыгают пламя. Дуплет, еще дуплет... Несколько оленей падают, остальные мчатся между деревьев, но пока они успевают достигнуть спасительной чащи, выстрелы останавливают еще двух животных. Покружившись, вертолет приземляется на поляну недалеко от убитых оленей. Вторая машина, предупрежденная по радио, садится рядом. Из вертолетов выходит несколько людей. Двое, с собаками па поводке, отправляются за подранком (наблюдатель заметил, как, упав после выстрелов, он вскоре вскочил и бросился в кусты), остальные подбирают убитых животных, стаскивают на поляну и принимаются разделывать их. Пять благородных оленей — таков итог этого рейда. Минут через 10 слышится выстрел, свидетельствующий, что и шестой зверь покончил счеты с жизнью... Разделанные туши оленей и шкуры грузятся на один из вертолетов. Охотники рассаживаются по местам, машины взмывают в воздух и отправляются на поиск очередного табунка оленей... Таков фрагмент современной промысловой охоты на благородных оленей в Новой Зеландии. Охотники-любители оказались не в силах справиться с отстрелом этого чужеземца, плотность популяции которого достигла опасного для лесов Новой Зеландии предела, поэтому к его добыче привлекли штатных охотников, состоящих на службе у государства.

Как свидетельствует профессор А. Г. Банников, с 60-х годов на государственной службе находится более 7 тыс. платных охотников; в борьбе с оленями им помогают 15 тыс. любителей.

Красноречивая статистика отстрела такова. За 1931 —1966 гг. в Новой Зеландии было добыто 6 млн. благородных оленей (это максимальная встречающаяся в специальной литературе цифра). Следовательно, в этот период добывали около 170 тыс. животных в год, что давало около 10 тыс. т оленины ежегодно. По другим источникам, за 1932—1954 гг. было добыто от 1,4 млн. до 3 млн. оленей, а за 1932—1964 гг. экспортировано более 1 млн. шкур этих животных. Штатные охотники за 1923— 1954 гг. отстреляли 512 384 оленя.
В последние годы численность оленей в Новой Зеландии удалось сократить, соответственно уменьшился и размер добычи. В период 1963—-1977 г. добыто 1425 тыс. оленей, или в среднем по 90 тыс. особей в год. С учетом неполноты статистики эту цифру можно увеличить до 100 тыс. Отстрел такого числа животных позволяет получать ежегодно около 6 тыс. т мяса (добывают не только взрослых, но и неполовозрелых животных) и соответствующее объему добычи число шкур на общую сумму 12,5—13 млн. долл. В 1967—1968 гг. на экспорт было поставлено 102 273 оленьих туши, в 1977—1978 гг.— 41 346; оленина вывозилась преимущественно в ФРГ и Нидерланды.

Лось был завезен в Новую Зеландию из Канады в 1910 г. В 1923 г. на него разрешили охоту по лицензиям, в 1934 г.— без ограничений. Однако известно только 10 достоверных случаев отстрела этого зверя. Лось никогда не был многочисленным на новозеландских островах и сохраняется на них в небольших количествах.

Серна была завезена из Австралии в 1907 г. В связи с тем, что она, как и большинство интродуцированных копытных, начала вредить растительности, в 1936 г. приступили к регулированию ее численности. По 1965 г. включительно штатные охотники добыли 68 878 серн; кроме того, на них охотятся и любители. Современная добыча составляет 2—3 тыс. серн в год (около 40 т мяса на сумму 60 тыс. долл.). Примерно в то же время, что и лося и серну, в Новую Зеландию завезли гималайского тара (из зоопарков Великобритании). К регулированию численности тара приступили в 1936 г., отстреляв 2765 животных. В течение 1974—1976 гг. более 25 тыс. таров было отстреляно с целью получения экспортной продукции (360 т мяса в год плюс шкуры на общую сумму около 0,8 млн. долл.). На гималайского тара ведется и спортивная охота.

Среди объектов регулирования, дающих значительное количество мясной продукции, следует упомянуть одичавшего ю ж -ноазиатского буйвола. В первой половине XIX в. несколько десятков этих животных завезли на побережье Северной Австралии. Постепенно они одичали и расселились по прибрежным равнинам. В годы пика численность буйволов достигала 120 тыс. голов. В 1906 г. стали добывать животных: сначала— ради кожи, а затем —из-за мяса. За 1946—-1965 гг было заготовлено 100 тыс. кож буйвола. За вторую половину 1959 г. на мясо добыли 2,5 тыс. буйволов. К 1965 г. построили 8 буйволобоен, доход от эксплуатации поголовья одичавших буйволов достиг 0,9 млн. долл. в год. Охота на этих животных стала привлекать и спортсменов.

С развитием рекреационных пользований в горных районах Новой Зеландии все чаще стали возникать конфликты между регуляционной добычей, промысловой и спортивной охотой на диких копытных, особенно — на оленей.

По сводным данным, в 1976—1977 финансовом году экспорт мяса охотничьих и одичавших животных из Новой Зеландии составил 4010 т. Начавшись в 1960 г., он достиг максимума в 1970—1974 гг., после чего пошел на снижение. Экспорт продукции от 90 тыс. оленей принес в 1967 г. доход в сумме 3 млн. фунтов стерлингов [61]. По далеко не полным данным, приведенным выше, общая добыча мяса диких копытных в Новой Зеландии и Австралии составляет около 7 тыс. т, общая стоимость продукции 14,3—14,8 млн. долл. Добывают 113—115 тыс. оленей, серн, гималайских таров, одичавших буйволов.

Добыча кенгуру и валлаби

Обширное по числу видов семейство кенгуровых играет противоречивую роль в природно-хозяйственных системах Австралии. С одной стороны, эти звери очень своеобразны, интересны и представляют большую научную, культурную и эстетическую ценность. Умеренная регулируемая охота на них давала и дает много ценной пушнины и пищевого мяса. С другой стороны, кенгуру и валлаби, будучи в ряде мест очень многочисленными, потребляют в корм много травы и выступают в роли серьезных конкурентов домашних животных, особенно — овец. Животноводство же, как известно, имеет очень важное значение и поступиться его интересами нельзя... Кенгуровые крысы, мускусные и настоящие (около 10 видов), валлаби-зайцы (5 видов), древесные кенгуру (более 10 видов) не имеют охотничьего значения. Скальные, или каменные валлаби живут в горах и добыть их довольно сложно, даже знающим их повадки аборигенам. Кустарниковые валлаби, мясом которых когда-то питались первые поселенцы Австралии, сейчас стали редкими и охраняются. Интерес для охотничьего хозяйства представляют типичные валлаби, или средние кенгуру (8 видов), и крупные кенгуру; среди последних необходимо упомянуть большого серого, или лесного, кенгуру и большого рыжего кенгуру. Масса самцов крупных кенгуру может достигать 80 кг, самок — несколько меньше. Всего известно 12 видов, относящихся к крупным кенгуру. Валлару, или горный кенгуру, как и каменные валлаби, живут в труднодоступных местностях и потому меньше преследуются охотниками, чем их сородичи, населяющие открытые равнины.

Развитие хозяйственной деятельности и преобразование коренных местообитаний по-разному сказались на различных группах кенгуровых. Расчистка скрэба, выжигание лесов и кустарников, вместе с охотой и уничтожением со стороны хищников, привели к исчезновению или резкому сокращению численности мелких видов. В то же время рыжий, серый и отчасти горный кенгуру сильно размножились: злаковники, появившиеся на месте кустарников, пришлись им по вкусу.

Отношение к кенгуру со стороны представителей общественности, фермеров и зоологов в течение нынешнего века коренным образом изменилось. Например, в штате Квинсленд до 1917 г. серого и красного кенгуру рассматривали как серьезных вредителей. За 40 лет было уничтожено 26 млн. животных, за их истребление выплатили 1 млн. фунтов стерлингов вознаграждения. В особо добычливые годы в качестве обоснования для получения премии властям предъявляли до 1 млн. «скальпов» кенгуру. Затем нашли способ хорошо выделывать кенгуровые шкуры. Выплату наград прекратили, охотники довольствовались платой за проданные шкуры. В этот период добывали в среднем по 350 тыс. животных в год. В 1956 г. в Австралии приняли закон об охране фауны, упорядочили добычу диких животных. Появился нормативный подход к добыче кенгуру. Но в 1959 г. выяснилось, что мясо этих животных можно с успехом использовать и в пищу людям и для кормления зверей. Последовал новый «бум». Если в 1954 г. в Квинсленде было добыто только 199,7 тыс. кенгуру, то в 1965— 1154,5 тыс.! В этот момент с требованием прекратить истребление кенгуру выступили представители общественности и специалисты-—экологи, охотоведы и зоологи. Не возражая против добычи кенгуру в разумных пределах, они потребовали навести порядок в этом деле и внесли конструктивные предложения. В соответствии с ними для отдельных штатов стали устанавливать ежегодные нормы добычи кенгуру, рассчитанные так, чтобы не подрывать их численность. Запретили отстрел животных ниже определенных (для каждого вида) размеров, не достигших промысловой массы. Увеличена пошлина за добычу одной головы. Кое-где коммерческий промысел запрещен. Все это несколько улучшило положение с ресурсами крупных кенгуру и валлаби. Но самое знаменательное — пересмотр взглядов на роль кенгуровых в природно-хозяйственных системах. Во-первых, ученые выяснили, что они конкурируют с домашним скотом за пастбища в гораздо меньшей степени, чем считалось раньше. Предпочитаемые ими корма во многом иные, чем у овец и коров, у них есть своя «кормовая ниша». Во-вторых, доказано, что в полупустынных районах, где продуктивность домашнего скота невелика, кенгуру лучше, чем он, используют ресурсы пастбищ. Выход продукции с единицы площади угодий при содержании и эксплуатации кенгуровых выше, затраты — ниже по сравнению с аналогичными показателями в животноводстве. Следовательно, промысловое «кенгуроводство» может сосуществовать с животноводством, а в некоторых случаях заменять его. Словом, повторилась ситуация, с которой мы уже встречались на черных землях Калмыкии и в вельдах Восточной Африки.

В 60-е годы в Австралии добывали около 2 млн. кенгуру и валлаби. За границу вывозили продукцию от 1 млн. этих животных, большое количество ее потребляли внутри страны. В 1973 г. объем экспорта шкур и мяса животных был поставлен в связь с нормами, устанавливаемыми для отдельных штатов. Ввоз кенгурового мяса был прекращен многими европейскими странами в связи с выявленными фактами его зараженности. В сезон 1976—1977 г. было экспортировано 192 052 шкуры на сумму 649 тыс. долл. (по 3,38 долл. за штуку), преимущественно в Европу и Японию, и 41,9 тыс. кг мяса, в основном в Сянган. Однако общий объем добычи был значительным. Норма на 1979 г. составляла в Новом Южном Уэльсе 645 тыс. шт. (плановое изъятие кенгуру за последние 3 года почти удвоилось), в Квинсленде 1,5 млн., Южной Австралии на 28 тыс. больше, чем в 1978 г., в Западной Австралии 180 тыс. (против 152 тыс. в предыдущем году), в Тасмании (добывают преимущественно кустарникового валлаби и краснобрюхого пандеме-лона) 300 тыс. Таким образом, в 1979 г. было разрешено добыть не менее 2,63 млн. кенгуровых. Так как нормы отстрела выбирают не полностью (например, в 1975 г. в Новом Южном Уэльсе было добыто только 118,4 тыс. кенгуру при норме 239,8 тыс.), можно предположить, что добыча кенгуровых в Австралии в последние годы находится на уровне 2 млн. голов. Это дает (расчетно) 40—50 тыс. т мяса (на сумму 40—60 млн. долл.) и соответствующее число шкур стоимостью 5—6 млн. долл.

...Не совсем обычный караван движется вечером по охотничьим угодьям штата Новый Южный Уэльс. По еле заметной дороге, вьющейся по саванне, едут четыре автомашины: впереди— видавший виды «Лендровер», за ним — большой авторефрижератор, поблескивающий алюминиевыми боками в лучах заходящего солнца; замыкают колонну два открытых «Джипа». В них сидят с винтовками в руках человек десять охотников. В долине небольшой полусухой речки, в окружении группы высоких деревьев, стоит типичный для сельской австралийской усадьбы дом; за ним виднеются хозяйственные постройки и загоны для скота. Встретить гостей на крыльцо выходит фермер, хозяин усадьбы. Поздоровавшись с приезжими, он подтверждает: да, он посылал заявку в Службу диких животных и национальных парков штата, просил организовать отстрел гигантских красных кенгуру на его пастбищах. Специалисты Службы приезжали, познакомились на месте с положением дел, подтвердили обоснованность заявки, выписали разрешение. Кенгуру больше у окраины такого-то участка, где пастбища чередуются с кустарниковыми урочищами. Если требуется, можно проводить, но вы найдете эти места и сами, ориентиры хорошие. .. Охотники прощаются с хозяином и уезжают в наступающую ночь в указанные им места.

Через три дня, утром, они появляются с противоположной стороны. Плотно загруженный рефрижератор тяжело ползет по проселочной дороге, лица охотников серы после бессонной ночи. Но задание выполнено, положенное число кенгуру отстреляно, их шкуры плотной кипой высятся в последней машине. Хозяин расписывается в официальном документе, подтверждая выполнение заявки, и охотники уезжают. Впереди у них еще много работы: в отведенной их бригаде «кенгуровой зоне» численность животных высока, и за открытый сезон надо справиться с ее регулированием.

Всего в штате в середине 70-х годов имелось 50 бригад, причем в распоряжении каждой обязательно был рефрижератор. Размер бригады колебался от 1 до 14 человек, для всех отвели «кенгуровые зоны». Служба диких животных и национальных парков Нового Южного Уэльса контролировала работу этих бригад...

В заключение этого раздела нам осталось сказать, что валлаби сейчас есть не только в Австралии, но и в Новой Зеландии. Их позаботились завезти в этот своеобразный зоосад еще в 1870 г. Как и следовало ожидать, они быстро размножились и стали доставлять много забот населению. На Южном острове валлаби были объявлены вредителями еще в первой четверти нынешнего столетия. В округе Кентербери в 1947 г. власти начали кампанию по истреблению валлаби. За 10 лет уничтожили 68,5 тыс. животных, но численность их все равно росла. В 1959 г. дело дошло до того, что при Совете по кроликам был создан специальный Совет по уничтожению валлаби. С воздуха начали разбрасывать приманки с сильным ядом — фторацета-том натрия. Как бы то ни было, шесть видов валлаби, в том числе и один, парма, исчезнувший на родине, обосновались в Новой Зеландии.

Охота на диких кроликов и поссумов

Дикие кролики, обитающие в Австралии, не нуждаются в дополнительном описании: это потомки обыкновенных европейских кроликов, завезенных на континент в 1859 г. Они с комфортом прибыли сюда из Англии на клипере «Молния» и были выпущены в штате Виктория, близ Джилонга. Что произошло вслед за этим, широко известно. Не встретив ни хищников, ни конкурентов, кролики быстро размножились, заселили две трети Австралии, превратились в страшных вредителей сельского хозяйства и стали объектом длительной и дорогостоящей кампании по их истреблению. Об их численности на континенте дает наглядное представление такая цифра: за 1945—1949гг. Австралия вывезла за границу 428 млн. кроличьих шкурок! Десятки, если не сотни миллионов зверьков были за это же время уничтожены при помощи ядов, вирусов, хитрых ловушек и т. д.

В Новой Зеландии события развивались сходным образом. После нескольких неудачных попыток кроликов акклиматизировали здесь в 1864—1867 гг. Через несколько десятилетий они захватили все пригодные местообитания на острове Южном, прижились на острове Северном и стали опасными вредителями хозяйства. В 1945 г. Новая Зеландия экспортировала 17,6 млн. кроличьих шкурок, что наглядно свидетельствует об их высокой численности в этой небольшой стране.

По выражению Ж. Дорста, кролики стали нелегким бременем для экономики Австралии и Новой Зеландии. Ведь 7— 10 кроликов съедают столько же травы, сколько одна овца! Продукция же, получаемая от них, намного дешевле продукции овцеводства.

.. .«Поссум», в отличие от кролика, нуждается в кратком представлении. Под этим сборным товароведческим наименованием в пушной торговле объединяют как шкурки американских поссумов, встречающихся в Северной, Центральной и Южной Америке, так и поссумов, обитающих в Австралии и насчитывающих около 30 видов. Среди них преобладает обыкновенный поссум, или цепкохвост. У него симпатичная острая мордочка, длинный цепкий хвост и хорошая серая или рыжеватая шерстка.

в 1976—1977 финансовом году Австралия экспортировала 352 241 кг кроличьих шкурок на сумму 681,1 тыс. долл. Вывозится, конечно, далеко не вся продукция от добытых зверьков. Если, как это указывается в источнике, на один фунт приходится шесть шкурок, то объем экспорта составил 5,3 млн. шт. Не меньше, конечно, добывается для внутреннего потребления. Добыча 10 млн. кроликов в год дает около 10 тыс. т мяса на сумму 15—20 млн. долл. и шкурок на 1,3—1,4 млн. долл. (общая стоимость продукции 18,3—21,4 млн. долл.). Новая Зеландия в 1949—1950 гг. экспортировала 11,14 млн. кроличьих шкурок, в 1953—1954 гг.— 3,1 млн. В 1957 г. был издан специальный закон, запретивший продажу тушек и шкурок кролика. С этого времени как опасный вредитель он подлежит только истреблению путем применения отравленных приманок, заполнения газами нор, травли с собаками, стрельбы из-под фар и т. д. Конечно, трудно поверить, чтобы всех добытых кроликов выбрасывали, но в официальной статистике Новой Зеландии не отражено их использование для собственных нужд.

С июля 1977 по апрель 1978 г. из Австралии экспортировано 179,4 тыс. шкурок поссумов, оцененных в 846,4 тыс. долл. Новая Зеландия значительно превзошла своих соседей по продаже шкурок поссума на внешнем рынке: в сезон 1977—1978 гг. она вывезла 2591 тыс. шкурок на сумму (расчетно) 6,1 млн. долл.

Конечно, экспорт меньше добычи и мало вероятно, чтобы в Австралии отстреливали только 200 тыс. этих зверьков. Ведь в 20-х годах она вывозила на пушные рынки по 3—4 млн. шкурок поссумов в год. Следует добавить, что меховые полуфабрикаты из шкурок сумчатых и кроликов (542 тыс. шт.) принесли Австралии доход еще в сумме 1,1 млн. долл. (дополнительно к упомянутому выше).

Продажа 367,7 тыс. лисьих шкур принесла австралийским экспортерам в 1977—1978 гг. доход в сумме 2,52 млн. долл., продажа полуфабрикатов из шкурок водных крыс (357,4 тыс. шт.) еще 2,8 млн. долл. Новая Зеландия вывезла незначительное количество шкурок хорьков (2 тыс. шт.) и горностаев (2 тыс. шт.) примерно на 50—60 тыс. долл.

Добыча 13,6—14 млн. диких кроликов, поссумов, водных крыс, лисиц и некоторых других животных дает пушнины и мехового сырья на 14,7—15,8 млн. долл. (16,2 млн. шкурок) и около 10 тыс. т мяса на 15—20 млн. долл. Таким образом, минимальная стоимость продукции, получаемая от добычи упомянутых видов животных, составляет 29,7—35,8 млн. долл.

Охота на пернатую дичь

Окраина сжатого пшеничного поля, переходящая в широкую невозделанную полосу, расположенную между полем и покрытым густым лесом пологим склоном долины. Злаковники на небольших полянах чередуются с участками плотных и довольно высоких кустарников. Два охотника с небольшими плотными легавыми, приехавшие из ближайшего поселка на вездеходе и оставившие его у окраины поля, пересекают стерню, выходят на ближайшую поляну и здесь, около обширного кустарникового урочища, спускают собак. Те бросаются в чащу кустов, а охотники расходятся в разные стороны, обходя заросли. Первая попытка неудачна, дичи нет. За следующей поляной место становится ниже, кустарники гуще. Не успевают собаки углубиться в них, как вверх с характерным криком взмывает птица с ярким опереньем и длинным хвостом. Гремит выстрел, и через минуту птица, принесенная собакой, уже в руках у одного из охотников. Внешний вид птицы не дает никаких оснований сомневаться в том, что это — фазан с, быть может, несколько необычной окраской. Азиатская птица, завезенная в Европу и Северную Америку и ставшая там массовым объектом охоты. А сейчас события происходят в далекой Новой Зеландии, на острове Северном.

Попытки акклиматизировать фазана в Новой Зеландии были начаты в середине XIX в. Завозили птиц закавказского подвида, кольчатого фазана из Китая и монгольского фазана. Последний не прижился, а закавказский и кольчатый образовали гибрид, заселяющий в основном пригодные для него местообитания. Новозеландский фазан, так теперь называют эту гибридную форму, по характеру темной окраски похож на закавказского, но имеет на шее неполное белое «кольцо». В некоторых местах сохранилась одна из исходных форм — закавказский фазан, который оказался лучше приспособленным к новым условиям, чем кольчатый.

Для того чтобы создать устойчивую популяцию, было выпущено несколько сот тысяч фазанов. Сначала их привозили из Великобритании и Китая, а затем стали выращивать на специальных фермах. Хотя в начале нынешнего века численность фазанов стабилизировалась, их разведение и выпуски продолжали. В 50-х годах на фазаньих фермах выращивали 10— 15 тыс. птиц в год для выпуска их в охотничьи угодья, на что затрачивали ежегодно 20—27 тыс. фунтов стерлингов. В 60-х годах размер годичного выпуска достигал 25 тыс. птиц. Цели выпусков: 1) заселение новых местообитаний; 2) поддержание численности птиц в имеющихся популяциях и увеличение ее; 3) «обновление» старых популяций; 4) улучшение результатов охоты. Исследования показали, что в первый охотничий сезон отстреливают всего 7 % выпущенных фазанов, ко второму же они не доживают. Интродукция птиц в угодья, заселенные сложившимися уже популяциями, не приводит к их росту. Реален только предохотничий выпуск фазанов «под ружье», если он обоснован экономическими и прочими соображениями. Среднегодовая добыча фазанов на острове Северном превышает 50 тыс. особей; некоторое количество птиц добывают охотники острова Южный. Продукция от 65—70 тыс. фазанов составляет 70 т мяса на сумму 140 тыс. долл.

Офицеры корабля «Резолюшн», совершавшего в 1773 г. под командой капитана Д. Кука кругосветное плавание, всегда были не прочь поохотиться в тех местах, которые оказывались на их пути. Охотником был и сам капитан. Правда, имевшиеся в их распоряжении мушкеты нельзя было считать идеальным охотничьим оружием: порох на полках во время ненастья быстро становился сырым, и мушкеты давали осечки. В хорошую погоду цели достигал в среднем один из трех выстрелов. Однако дичи было много, к ней можно было подойти на близкое расстояние, и охотники «Резолюшн» не раз дополняли рацион путешественников свежей дичью.

В начале марта 1773 г. корабль капитана Кука бросил якорь в прекрасной бухте Дюски у южной оконечности острова Северный. Воды ее изобиловали рыбой, в лесах было множество птиц, а на прибрежьях — тюленей. Находясь на стоянке и знакомясь с бытом местных жителей, Д. Кук и его спутники предпринимали частые охотничьи вылазки. В числе их трофеев, помимо тюленей, были гуси, белые цапли и утки. «27 апреля,— пишет Д. Кук в походном дневнике,—не отклоняясь от намеченного маршрута, охотники отстреляли 44 птицы.» 8 мая, несмотря на дождливую погоду, охотники настреляли 36 птиц, но «промокли до костей». Любопытно описание местных видов уток, сделанное Д. Куком. Всего их было пять, причем некоторые встретились путешественникам впервые. Самых крупных уток, равных по величине мускусным, охотники прозвали «расписными». У них на каждом крыле было по белому пятну, а у самок, кроме того, белые шея и голова. Утки второго вида, бурые, величиной с обычную домашнюю английскую утку, имели на крыльях перья с зеленым отливом. Третьи утки получили название «свистящие»; в полете они издавали пронзительный крик, несколько напоминающий свист. Окраска этих уток имела серовато-голубой цвет. В глубине бухты охотникам иногда встречались серые утки с более темными перьями на спине. У самцов на голове имелся красный гребень, на хвосте — пучок белых перьев, клюв и лапы были окрашены в свинцовый цвет. Наконец, утки пятого вида очень напоминали чирков, встречающихся в Англии.

Австралия и Новая Зеландия имеют значительные ресурсы водных охотничьих птиц. Здесь обитает много местных видов утиных, например австралийская черная утка. На новозеландских островах зимует несколько сот тысяч палеарктических куликов, особенно малых веретенников и исландских песочников, а также камнешарок и золотистых ржанок. Они держатся вместе с аборигенными видами куликов на грязевых отмелях с островками и мелких болотцах. Охота на них имеет умеренное распространение. Чаще охотятся на уток и лысух из засады, с подхода и подъезда, на перелетах.
http://www.ohotnoe.ru/news/html/50.html


Создаем НКП
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  

 

"Селигер 2018"

 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Наши друзья

Объединенный пчеловодческий форум Яндекс.Метрика


Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB