Главная Рыболовно-Охотничья Толкучка
Бесплатная доска объявлений
 


Общественное Движение "ЗА ТРАДИЦИОННЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОГО ОХОТНИЧЬЕГО СОБАКОВОДСТВА"

 

ВОО Росохотрыболовсоюзъ

Виртуальное общественное объединение Российский Охотничий и Рыболовный Союзъ (18+)
Текущее время: 01 окт 2020, 17:54



Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Немецкий ягдтерьер в России. #1
СообщениеДобавлено: 17 апр 2016, 13:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 авг 2012, 21:05
Сообщения: 25596
Откуда: г. Люберцы
Имя: Сергей
Город: Люберцы
Собаки: РЕЛ, НОТ осталось чуть, чуть...
Транспорт: №11
Оружие: Дрова и СтрадиВаря
ООиР: ЦП РОРС
Немецкий ягдтерьер в России.

Первые ягдтерьеры попадали в нашу страну как представители норных собак. А поскольку в большинстве регионов охота на бар­сука в те годы была запрещена и раскопка нор не разрешалась, то вполне естественно, что представители новой для нас породы ста­ли использоваться в норной охоте преимущественно на лисицу. Этот ценный пушной зверь является желанным трофеем для мно­гих охотников. В отечественной кинологической литературе до сих пор нет едино­го мнения о том, какие же породы участвовали в создании ягдтерьера — историческая концепция породы пока не сформулирована. Од­ни авторы полагают, что немаловажную роль помимо фокстерьеров сыграли лейкленд и вельштерьеры (именно такая трактовка дана в преамбуле к действующему с 1981 года стандарту). Другие опровер­гают эту точку зрения. Третьи склоняются к выводу, что при выведе­нии охотничьих терьеров использовался конгломерат пород — целый ряд английских терьеров, черты которых до сих пор видны в ягдах. Согласно этой точке зрения, главенствующего значения какой-либо одной породе не придают — все участвовавшие породы играли равноценную роль. В середине 1970-х годов в одной из статей было вы­сказано мнение, что при выведении ягдтерьеров использовали "даже такс и, возможно, мелких пинчеров. В конце 1980-х годов некоторые любители ягдтерьеров все больше склонялись к мысли, что опреде­ленную роль в становлении немецких охотничьих терьеров сыграл манчестерский терьер, так как обе породы имеют одинаковый окрас и некоторые сходные черты экстерьера. Несмотря на существующее мнение об участии манчестерского терьера в формировании породы "ягдтерьер", подобную точку зрения можно рассматривать как заблуждение. О появлении первых ягдтерьеров в нашей стране существуют только устные рассказы. Согласно этим воспоминаниям, немецких охотничьих терьеров можно было встретить еще в довоенный пе­риод в Закарпатье. Не исключено, что эти утверждения лишены оснований и объясняются лишь некоторой схожестью ягдтерьеров с темноокрашенными жесткошерстными фокстерьерами, имев­шими черные головы и чепраки. Но наличие таких собак очевидно. Оно подтверждается резким потемнением окраса московских фо­кстерьеров после интенсивного использования вывезенных из За­карпатья терьеров. В то время охотничья общественность и подавляющее боль­шинство экспертов-кинологов нашей страны не только не имели представления об этой породе, но ничего о ягдтерьерах не слыша­ли. Впервые информация о породе появляется в журнале "Охота и охотничье хозяйство" за 1959 год. Впечатлениями о ягдтерьерах делился немецкий кинолог Клаус Рольфе. Рассказывая об охотничьих качествах этих собак, К.Рольфс пи­сал: "При работе по понорившейся лисице или барсуку от него требуется загрызть либо задушить зверя и вытащить его наружу... Хорошо зарекомендовал себя охотничий терьер и в работе по ро­зыску, остановке (хватке) и преследовании кабана. В нем удалось выработать столь ценное качество для охоты в лесу, как работа по следу с голосом, и заметно улучшить чутье. Поскольку этот терь­ер не боится воды, его можно использовать и на охоте по водопла­вающей дичи в не слишком трудных условиях. Правила испыта­ний требуют от него умелой работы в поросшей камышом воде, равно как и подачи утки с глубокого места. Работа под землей оце­нивается по таким показателям, как злобность к зверю, выносли­вость, отдача голоса, обыскивание норы и окарауливание ее. На полевых пробах от него требуется еще втаскивание умерщвленно­го зверя вверх по склону или выволакивание его из норы. Таким образом, охотничий терьер выполняет у нас теперь не только функции норной собаки, но и гончей, и легавой собак". Первое непосредственное знакомство с этими собаками состоя­лось в начале 1970-х годов. В крупные кинологические центры — Москву и Прибалтику (Литву и Латвию) были привезены первые представители породы. В Москву первые ягдтерьеры попадают в 1972 году. Несколько собак было привезено москвичом А.С.Блиста- новым, который стал первым заводчиком породы в столице. Всех привезенных им собак использовать в разведении не удалось, но часть из них дала отличное рабочее потомство. Вслед за А.С.Бли- становьм ягдтерьеров стали привозить и другие собаководы, счи­тавшие, что за этой породой — будущее. Наиболее известными производителями первоначального периода становления породы в нашей стране стали собаки Черри фон Ришебах, Энке фон Вольци- герзее и Дина фон Гохлитзее Калужского охотхозяйства (приобре­тенная у А.С.Блистанова), а также чемп. Инка, вывезенная из ГДР. С самого начала становления поголовья новой породы Москва стала главным центром разведения и распространения ягдтерьеров во все регионы бывшего СССР, удовлетворяя всё возрастаю­щий спрос охотников-норников (да и не только норников). Потомство от первых и ряда последующих генераций от собак А.С.Блистанова оказалось в Литве, Латвии, затем на Украине и, не­сколько позднее, в Белоруссии. Эти поставки с каждым годом уве­личивались и обогащались благодаря новым поступлениям собак свежих кровей из-за рубежа, в основном, в Москву. Интересно, что в статье немецкого охотника П.Файля "Наш ма­ленький праздник", опубликованной в журнале "Охота и охотничье хозяйство" в 1963 году, помещена фотография ягдтерьера Бетти фон Ришебах — представительницы того же питомника, откуда родом один из пионеров этой породы в нашей стране — Черри фон Ришебах. Потомков всех этих собак можно считать родоначальниками по­роды не только в Москве — часть из них оказалась в Прибалтике и на Украине. Наиболее заметными из них оказались Чук 1002, Че­на 1001 и Бинчи-БАС Тимошенко (приставка БАС представляла собой инициалы А.С.Блистанова). Несмотря на то, что не всех завезенных представителей породы удалось использовать в племенной работе от Черри ф. Ришебах, Энке ф. Вольцигерзее, Дины ф. Гохлитзее все же было получено потомство, которое с первых своих полевых выступлений заложи­ло основу для последующего триумфального шествия ягдов к нор­ному Олимпу. Из первенцев особо следует отметить Чука 1002 и его однопометницу Чену 1001, показавших себя не только отлич­ными полевиками, но и хорошими производителями. Чук и Чена стали первыми выставочными чемпионами этой по­роды в нашей стране. Часть их потомков составили первичную основу генофонда во многих областях России, Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. К ним можно отнести Эру Данелиса А. А.; Бидци Пелыунова АН. — эта сука в различных сочетаниях устойчиво давала потомство с высокими рабочими качествами; будущую выставочную чемпион­ку Тину 1017; Ромиса 1279; полевого чемпиона Хейга УРКОС 551; Негро Балтиса, Леду УРКОС 315 и др. В 1979 году были получены Чижик 1025, Эльба-БАС Блистано- ва, Эра Данейлиса, Леда УРКОС 315. В те же годы из-за рубежа привозят еще нескольких ягдтерьеров, среди которых надо выде­лить Памира 1006 и ч. Ганса Валюса. Эти собаки содействовали расширению отечественного генофонда. Собаки, привезенные в 70-е годы XX века, составили основу племенного разведения оте­чественного поголовья и сформировали генофонд породы. Дальнейшее импортирование новых собак составило вторую, более многочисленную группу ("волну") потенциальных произво­дителей, что позволило существенно расширить генофонд. Наибо- лее'положительным оказалось использование таких производите­лей, как Дорек з Налеси 1046 (импортирован из Чехословакии), Депп фон Цётн 1013 (импортирован из Германии), Рекс з Голоуб- кова двора 5345/80, Дакс фон Цётн Новиченкова. Появление этой группы производителей можно рассматривать как кульминационный период становления породы и признания ее охотниками нашей страны. Первое время распространение ягдтерьеров ограничивалось главным образом Москвой с прилегающими к ней областями и Прибалтикой, причем в последней особенно большое внимание но­вой породе было уделено в Литве и довольно значительное в Лат­вии, куда была приобретена часть потомков московских собак. Лучшие из них использовались довольно широко. К ним относится Ромис 1279 (Рига), происходящий от Дорека з Налеси 1046 и Чены 1001, имеющий высокую оценку экстерьера и пять дипломов I сте­пени. Ромис стал чемпионом XIII республиканской выставки и дал многочисленное классное потомство. Интенсивно использовали и Негро Балтиса — сын Чемп. Ганса Валюса и Чены 1001, а в после­дующие годы также Тобиса Приеде, Бонюса Берда, Чемп. Керию 339 Грасманиса и других. Из Москвы были также привезены щен­ки от Деппа фон Цётн 1013, Цара з Вошмерки 1155. Генофонд ягдтерьеров, разводимых в Латвии, пополнялся и за счет литовских производителей. Наиболее выдающиеся из них — Магас Каспарайтиса, Дике и Мигла Кузавиниса, также имеющие московское происхождение. Их клички можно встретить не только в Латвии, но и во многих областях России, на Украине, в других ре­гионах. За 1985—87 годы численность ягдтерьеров в Латвии уве­личилась более чем вчетверо. Большое внимание новой породе было уделено в Литве. Приме­чательно, что литовцы, выставив на II Всесоюзные состязания норных в 1977 г. команду, включили в ее состав двух ягдов: Весту- Бас Томулявичуса и Эру Дайнелиса. Обе суки являлись потомка­ми первого и второго поколений собак А.С.Блистанова. Не исклю­чено, что такое решение в определенной степени определило ус­пешное выступление литовской команды, занявшей на таких пре­стижных состязаниях почетное второе место, опередив опытные коллективы Украины, России и Москвы. Дело в том, что у литов­цев, в целом, собаки выступили хотя и скромно, без броских работ, но очень ровно, без срывов, что и обеспечило успех. Из 10 собак две получили дипломы II ст., а шесть — III ст. Больше всех баллов ко­манде принесли Веста-Бас и жесткошерстный фокстерьер Реди А.Жибутиса, что позволило ей на 8 очков обойти команду Украи­ны, занявшую третье место. Интересно отметить, что Веста-Бас получила высокую оценку за голос — 5 баллов, что на состязаниях подобного ранга является до­вольно редким и, тем более, что так был оценен голос ягдтерьера. Первые представители новой породы, приобретенные АДайне- лисом, появившись в литовских угодьях, быстро привлекли внима­ние литовских охотников, и в первую очередь городских. Числен­ность собак начала быстро расти. Первое время племенная работа, руководимая А.Палишкасом, поневоле производилась методом тес­ного инбридинга, но впоследствии, за счет новых поступлений извне и обмена племенным материалом с соседними регионами, генофонд постепенно обогащался, становился разнообразнее. Охотничья об­щественность Литвы убедилась в высоких разносторонних качест­вах породы. Ягды показали хорошие результаты на первых же ис­пытаниях: по кабану (23% — I ст.; 39% — II ст.; 20% — Ш ст.); более 50% собак было дипломировано на испытаниях по кровяному следу; показали себя ягдтерьеры и на полевых испытаниях по утке. Особо интересно отметить решительность действий ягдов в не­сколько отличных от обычных нор условиях — в подземных, час­тично затопленных лабиринтах бобров. Таким образом, в Литве, как и в соседней Латвии, основу гено­фонда составили собаки московского разведения. С ними была развернута племенная работа. Но вначале из-за малочисленности поголовья собаководы вынуждены были строить ее на основе мно­гократных близких инбридингов. Позднее появились собаки из Польши и Болгарии. Подчас они не отличались высоким экстерьерным уровнем, но за счет них обо­гащался и пополнялся племенной материал. Их вязали с более по­родными партнерами и они вносили свой скромный вклад в стано­вление поголовья породы, увеличение ее численности, что позво­ляло поставлять ягдтерьеров во многие регионы страны. В семидесятые годы XX века эксперты-норники всех упомяну­тых регионов испытывали затруднения при проведении экспертиз ягдов на выставках. Объясняется это тем, что в стране не было стандарта на породу и полностью отсутствовали какие-либо сведе­ния о ней в отечественной кинологической литературе. Появление в 1981 г. стандарта позволило получить наконец-то долгожданное руководство, но и оно не давало ответа на многие вопросы экспер­тов. Все это вызывало большой разнобой в оценках экспертов. Неудивительно, что литовцы на Республиканскую выставку 1982 г. решили пригласить эксперта из Германии. С экспертизой гостя познакомились и поклонники ягдов из Латвии. В частности, на одной из зональных выставок в Латвии в 1983 г., где было выста­влено 20 ягдтерьеров, экспертиза велась на основе рекомендаций немецкого кинолога. Характерно, что ни одна из собак не получила высшей оценки, а оценки "очень хорошо" удостоились только 5 ягдов. Это были в основном потомки известных литовских произ­водителей Магаса Каспорайтиса и Миглы Кузавиниса. На сей раз подход к оценке качества шерстного покрова был иным, чем преж­де, — более "суровым". Были забракованы рыжие уши и головы, проступающий цветной подшерсток, недостаточная жесткость шерсти и т.д. Наличие собак с упомянутыми дефектами не удивительно: это подтверждает история породы. Такое положение особенно остро сложилось именно в Прибал­тике, где поступления из-за рубежа в этот период были весьма ог­раниченными, если не сказать единичными. В последующем за счет новых поступлений, и вновь в основном из Москвы и лишь частично извне, положение с генофондом стало заметно изменяться в лучшую сторону. В Москве от собак литовского происхождения Нериса 1079 и То- биса 1128 было получено многочисленное потомство. На кровях ли­товских ягдов построена часть генофонда в Саратове. Много таких собак попало на Украину. На Украине ягдтерьеры появились несколько позднее и еще позд­нее — в Белоруссии. Племенной материал в основном формировался за счет Москвы, а также Прибалтики, главным образом от произво­дителей второй волны поступлений из-за рубежа. К ним относятся Дорек 1046, Депп 1013, его родной брат Дакс Новиченкова и др. На московских областных выставках конца 1970-х — начала 1980-х гг. перечисленные ягды только появились и, естест­венно, потомство от них в этот период не выставлялось. Экспони­ровались Чук 1002, Чена 1001, брат Чука Чижик 1025 (из помета 1979 г.). Многие из этих и вышеперечисленных собак получили вы­сокие оценки. Стандарт породы появился только в 1981 г., а до поклонников и большей части экспертов дошел еще позднее. Если бы экспертиза собак рассматриваемого периода проводилась в конце XX века, то критерии подхода к оценкам экстерьера были бы другими. Дейст­вительно, получивший, например, оценку "отлично" Чук 1002 имел квадратный формат, резковатый переход от лба к морде, очень высоко заходящие подпалы на конечностях, переводящие черноподпалый окрас почти к чепрачному, собака вертикально держала хвост. Надо прямо сказать, что в то время охотников это мало беспоко­ило, они видели высокие рабочие качества породы и ряд примеров ее разностороннего использования. Это было главным. Поэтому важнейшей задачей разведенцев было удовлетворение резко воз­росшего спроса на щенков. Увлечение ягдтерьерами носило характер вспышки. С появлени­ем в Москве новых импортированных производителей соответст­венно увеличивалось воспроизводство молодняка. Часть его оказа­лась на Украине. Потомки Дорека з Налеси 1046, Дакса фон Цётн Новиченкова и особенно Чука 1002 и Чижика 1025 были довольно широко использованы в племенном разведении и легли в основу ге­нофонда ягдтерьеров Украины. Если к концу 1970-х годов миграция ягдтерьеров шла в основном в одном направлении, то немного позднее возник и обратный поток. Приобретение собак, а затем и обмен племенным материалом проис­ходили, как правило, стихийно, осуществлялись частными лицами. Тем не менее рабочие качества собак были довольно высокими, так как молодняк брали в основном от лучших производителей. В 1980-е годы на Украине появились собаки, импортированные из ГДР, Венгрии, Чехословакии и других стран. Потомков лучших украинских производителей можно встретить во многих регионах бывшего Союза. Несколько позднее по сравнению с перечисленными поголовья­ми стал формироваться племенной очаг ягдтерьеров в Белоруссии. Процесс его становления аналогичен предыдущим. Приобретение ягдтерьеров в Белоруссию шло в основном из Прибалтики. Здесь можно встретить помимо перечисленных клички Яго 1035, собак из Тракайского питомника и других. Взаимный обмен племенным ма­териалом положительно повлиял на племенную работу с породой. Если ранее кинологические центры в основном только завозили щенков из традиционных мест разведения — Москвы и Прибалти­ки, то к началу 1990-х годов некоторые из них становятся или уже стали самостоятельными центрами разведения. Так, например, в Кирове в 1987 году на выставке было представлено лишь 4 ягдтерь­ера, а в 1989 году их экспонировалось уже 17. В Саратове поголовье ягдов за это же время выросло с 8 до 19. При этом идет частичное перевооружение охотников-норников — ягдтерьеры приобретают все большую популярность. В 1977 году во Всероссийскую родо­словно-племенную книгу охотничьих собак (ВРКОС) был записан первый ягдтерьер. Это была ч. Чена 1001/ят, происходящая от Черри фон Ришебах и Энки фон Вольцигерзее. Если в каталоге V Всероссийской выставки охотничьих собак 1972 года вообще не значилось такой породы как ягдтерьер, то в каталоге VI Всероссийской выставки (1987) их было уже 106. В 1975 году в Москве была зарегистрирована всего одна собака, в 1982 — 21 ягдтерьер в Москве и столько же в области, в 1983 — это число удвоилось, а в 1984 году утроилось. В 1987 году их было уже около 400, а в 1991 г. — около 800. В 1985 году утверждается офи­циальное название породы — немецкий охотничий терьер (ягд- терьер). Высокие рабочие качества, раннее созревание для работы в поле, разносторонность ягдов обратили на них внимание нашей охотничьей общественности и кинологов. И если из 60 представленных на II Всесоюзных состязаниях норных в 1977 представителей ягдтерьеров было всего пять, то в дальнейшем численность их в престижных соревнованиях начи­нает резко возрастать. Высокие рабочие качества, продемонстрированные ягдтерьера- ми на состязаниях и практической охоте, вызвали большой спрос на эту породу. Поэтому основной задачей в первое десятилетие становления породы в нашей стране было удовлетворение спроса на собак в первую очередь в самих центрах разведения и прилега­ющих к ним регионах. В этот период главным было сохранение охотничьих качеств, необходимых преимущественно для охоты на лисицу. Разносторонняя же полевая проверка этой многопрофильной породы упиралась в отсутствие искусственных нор для притравки и испытаний по барсуку и Правил испытаний собак по ка­бану, утке и кровяному следу. Появление у нас ягдтерьеров не­сколько опережало развитие отечественного охотничьего собаководства. Поэтому первое время ягдтерьера стали разводить у нас исключительно как норную собаку. Справедливости ради следует отметить, что первая нора П-об- разного типа для испытаний по барсуку была построена в строгом соответствии с международными правилами еще осенью 1969 года на территории протравочной станции невдалеке от подмосковного города Мытищи. Для первых притравок был приобретен довольно агрессивный барсук значительного веса, а затем и еще три. Одна­ко популярности эти испытания не получили, тем более, что в тот период еще не существовало правил их проведения (Правила ис­пытаний по барсуку были разработаны и утверждены в 1972 году). Хорошо начатое дело к концу 1970 года сошло на нет. Имеющиеся производители, дававшие хорошее рабочее потом­ство, использовались очень интенсивно. Так, Дорек з Налеси 1046 к 1987 году имел 73 классных потомка! Казалось, что такими тем­пами генофонд породы должен был бы дойти до критического со­стояния. Но этого не произошло: большой спрос и заинтересован­ность охотников в новых кровях повлекли еще более усиленное по­ступление собак из-за рубежа, уже не только из ГДР, но и из Вен­грии, Польши, Югославии, Чехословакии. Наследственность дале­ко не всех импортированных собак была благополучной. Однако из года в год экстерьерный- уровень и рабочие качества их неизменно повышались, отражая общую закономерность развития и совер­шенствования породы в Европейских странах. Отразилась эта тенденция и на отечественном поголовье. Особенно ее влияние ста­ло заметно к концу 80-х годов. К наиболее заметным импортиро­ванным производителям следует отнести ч. Аякса фон Ягдшлос 1101, Блица фон Кальтен Грунд 1226, Китти фон Гласберг 1082. По количеству полученных классных потомков особо выделяет­ся ч. Аякс фон Ягдшлос 1101, от которого к 1992 году было получе­но около 150 классных потомков! Став чемпионом, Аякс поставил абсолютный рекорд московских выставок по комплексной оценке, получив 155 баллов, что является максимальным результатом. Та­кого результата до него не имел представитель ни одной породы. Аякс имел дипломы высшей, I степени по всему комплексу дипло­мов за универсальность, присуждаемых в нашей стране норным. Наряду с производителями европейского разведения стали ак­тивно использоваться и их потомки первого и второго поколений. Из них следует выделить Яшку 1067, Нериса 1079, Тимура 1261. Из сук, стойко передававших потомству в различных генотипиче­ских сочетаниях высокие рабочие качества, выделились Бидци 1024, Мета 1424/81, ч. Тина 1017, Лина 1150, ч. Веста Томулявичуса, ч. Августина Соловья.

_________________
"Никакое происхождение собаки не прибавляет дичи в угодьях и ума владельцу" - / Хохлов С.В./
Каждый упрощает все, до своего уровня понимания, и это в принципе правильно, только нельзя это навязывать другим ...


Создаем НКП
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  

 

"Селигер 2018"

 
 Заголовок сообщения: Re: Немецкий ягдтерьер в России. #2
СообщениеДобавлено: 17 апр 2016, 13:11 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 авг 2012, 21:05
Сообщения: 25596
Откуда: г. Люберцы
Имя: Сергей
Город: Люберцы
Собаки: РЕЛ, НОТ осталось чуть, чуть...
Транспорт: №11
Оружие: Дрова и СтрадиВаря
ООиР: ЦП РОРС
Начиная с середины 1980-х годов ягдтерьеры в ряде регионов уверенно возглавили полевую элиту собак норных пород. Все чаще команды для участия в соревнованиях стали комплектовать из представителей этой породы. Если в 1983 году в составе команд, занявших первые пять мест на одних соревнованиях норных со­бак, было всего три ягдтерьера, то через два года их было уже шестнадцать. Но еще убедительнее то, что на Московских областных состязаниях начиная с 1985 года победителями становятся ягды. В 1985 году полевым чемпионом стал Ярик 1098, в 1986 г. — Вилли 1081, в 1986 г. — Хун-Хуз 1463, который, будучи сыном ч. Аякса фон Ягдшлос 1101, возглавил экстерьерный ринг кобелей старшей возрастной группы на Московской выставке 1989 года, а также на VII Всероссийской (1992 г.). В 1988 году на республиканских (РСФСР) состязаниях полевым Чемпионом стал Бич 1324. В командном зачете первенство было присуждено команде Москвы, составленной из пяти ягдтерьеров и одного велыптерьера. Результат команды-победительницы: ч. Бич 1324 — диплом I степени, Капа — диплом I степени, Грей П (велын) — диплом I степени, Ньюри 1331 — диплом II степени, Дон фон Роденберг 1335 — диплом II степени и Барон 1410 — диплом II степени. Такие представительные состязания, в которых участво­вало более 120 собак, проводились в России впервые. Ягдтерьеры оправдывают цель своего выведения, которая за­ключалась в том, что по отношению к норным хищникам эти соба­ки должны обладать самой высокой злобой по сравнению со всеми известными норными породами. Немецкие селекционеры достигли поставленной перед собой цели — порода в своей массе отвечает этим требованиям. Начиная с 1981 года, после утверждения Правил испытаний со­бак по подсадному кабану, кровяному следу и по водоплавающей птице, норным собакам была предоставлена возможность про­явить свои разносторонние качества. Неудивительно, что первыми проявили себя ягдтерьеры. Если на Московской выставке 1981 го­да согласно каталогу у ягдов имелись дипломы только по лисице, то в 1989 году уже фигурировали клички собак, имевших дипломы по двум-трем видам работ, а некоторых — и по четырем-пяти. В таблице 4 представлены сведения о наличии полевых дипломов по разным видам работ (так называемых "за универсальность") у че­тырех пород норных терьеров. Вполне закономерно, что здесь доминируют показатели ягдтерьеров, ведь порода изначально выводилась как разносторон­няя. Однако почти до конца 1980-х годов наши норники были весь­ма инертны к испытаниям своих собак по разным видам работ. Хо­тя данные свидетельствуют, что все разводимые в на­шей стране породы норных терьеров могут быть широко использо­ваны (и используются многими охотниками) в самых различных видах охот, в том числе по утке, боровой дичи, зайцу и кабану. По своей классификации немецкие охотничьи терьеры относи­лись у нас до недавнего времени к группе норных пород. Отсюда ос­новное их использование — работа в норе. Остальные же многооб­разные возможности ягдов лежали за пределами требований, предъявляемых при бонитировке к норным собакам. Полевые ди­пломы, полученные по другим видам работ, расценивались как ди­пломы за универсальность и зависели исключительно от желания владельца, не всегда и не везде являясь обязательными. Такое поло­жение сужало охотничьи возможности ягдтерьеров — ведь из всего значительного арсенала их рабочих качеств использовалась лишь часть. К чему же были тогда все усилия селекционеров, предоста­вивших в распоряжение охотников разностороннюю рабочую соба­ку? Ограниченное применение ягдтерьеров вело и к односторонности селекционной работы, поскольку применялся метод отбора только по группе качеств, необходимых для норной охоты. Правиль­ность такого отбора, как упоми­налось, немецкие селекционеры поставили под сомнение, взяв за основу комплексность подхода к совершенствованию охотничь­их качеств ягдтерьера. Такой подход сочли целесообразным и правильным в работе с породой в нашей стране. Однако вопрос с универ­сальностью не так прост, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что клима­тические условия подавляю­щей части территории бывшего Союза (исключая зону Средней Азии, частично Западной Украины и Прибалтики) и, конечно, усло­вия охоты весьма далеки от условий, существующих в странах Евро­пы. Снеговой покров, появляющийся в Европейской части нашей страны даже в ноябре, существенно ограничивает возможность ис­пользования норных на других видах охот. В многоснежье и тем бо­лее в глухую зимнюю пору охотникам приходится носить своих со­бак за плечами в рюкзаке от норы к норе. Даже двадцатисантимет­ровый снеговой покров связывает маневренность маленького терье­ра, и применение его по кабану чревато самыми серьезными послед­ствиями. Тем более, если снег покрьгг тонкой корочкой. Применение злобных, хотя и довольно увертливых терьеров на охоте по кабану даже по чернотропу нередко заканчивается гибе­лью собак. По словам немецкого охотника П.Файля, ягдтерьеры держатся стаей, нападая на кабана: "Я вижу только плотный, пе­рекатывающийся клубок рычащих собак, накинувшихся на смер­тельно раненного зверя". Кабан был не очень велик, вес его соста­влял около центнера. В процессе охоты "одна из собак получила в схватке удар клыком и по дороге в ветлечебницу пала". Даже по чернотропу травля по подсадному кабану иногда заканчивается гибелью собак. В то же время смелость и ловкость ягдтерьера не могут не вы­зывать восхищения: "...раненый кабан ушел... Терьера спустили с поводка. Раненый кабан набросился было на собаку, но та уверну­лась и схватила зверя сзади, дав охотнику возможность выстре­лить". Этот десятилетний кабан весил около 160 килограммов.
При использовании норных на утиной охоте особых проблем нет. Но все же эффективность использования зависит от климатических условий, выносливости собаки и состояния прибрежной растительности. Таким образом, если направление на разносторонность исполь­зования ягдов, взятое зарубежными кинологами имело под собой серьезную почву, то в наших условиях для большей части страны возможна и несколько иная постановка вопроса. С одной стороны, для охотника-норника, действующего индивидуально (реже с одним-двумя компаньонами), важно иметь разностороннюю собаку, работающую в основном по норному зверю и дополнительно по зайцу, утке и боровой дичи. При участии в коллективных охотах (в наших условиях речь может идти главным образом о копытных) использование терьеров возможно, но не столь эффективно. В 1990 году Всероссийским кинологическим советом было при­нято решение о выделении немецких охотничьих терьеров (ягдтерьеров) в отдельную группу как собак разностороннего исполь­зования с последующей проработкой всех возникающих вопросов. Это — важный и своевременный шаг на пути решения проблем, связанных с племенной работой с породой. Несмотря на блестящие результаты выступлений полевой эли­ты ягдов, в целом по породе процент дипломирования к концу 1980-х годов оказался не столь уж высоким. Многократно отмеча­лась нестабильность в работе основной массы собак. Излишняя го­рячность в схватках ягдов со зверем, преимущественно с нерас­четливой, безрассудной злобой ведет в первые же моменты контак­та к мертвым хваткам не по месту, главным образом за челюсть — "пасть в пасть", что отмечалось как порочная манера работы, зача­стую приводящая к травмированию собаки. Большое количество шрамов на мордах ягдов объясняется именно этой излишней экс­пансивностью. К сожалению, имеются мнения, чтобы за такую хватку присуж­дали диплом I степени, считая ее хваткой по месту. В то же время такое ценнейшее качество, как немедленное после хватки протас­кивание добычи на выход из норы (натаск), не только не поощряется, но и вообще не учитывается в племенной работе. А среди яг- дов немало собак, действующих достаточно расчетливо, с умом, берущих чаще всего по месту. К этому и надо стремиться в селек­ционной деятельности. Неуравновешенный, холерический тип характера, свойствен­ный многим представителям породы, создает неудобства на охоте и дополнительные сложности содержания в быту. Кинологам и любителям ягдтерьеров есть над чем поработать. В 1990-х годах в Московском кинологическом центре к ягдтерьерам производителям стали предъявлять повышенные требова­ния. Собаки, использующиеся в племенной работе, должны иметь положительные оценки за экстерьер, кобели — дипломы I степени по лисице и барсуку с мертвой хваткой и два любых диплома из се­рии: утка, кабан, кровяной след. От сук требуется диплом с хват­кой. Повышенная по сравнению с другими нор­ными злоба ягдтерьеров создавала особую азартную спортивность и зрелищность притравок и испытаний этих собак. Под аплодис­менты зрителей и болельщиков многие ягды получали дипломы I степени по лисице, демонстрируя во многих случаях моменталь­ную мертвую хватку. Испытания по барсуку вплоть до середины 1980-х годов особой популярности не имели, а первые П-образные норы начали сооружаться лишь с начала 1980-х годов. Это позднее уже информация о породе стала поступать в нашу страну, и охотни­ки увидели возможности своих питомцев на многих видах охоты — на поверхности и в воде. Стали отличаться и упорно лидировать ягдтерьеры на полевых мероприятиях по барсуку, но, все это начало происходить позднее.

_________________
"Никакое происхождение собаки не прибавляет дичи в угодьях и ума владельцу" - / Хохлов С.В./
Каждый упрощает все, до своего уровня понимания, и это в принципе правильно, только нельзя это навязывать другим ...


Создаем НКП
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Наши друзья

Объединенный пчеловодческий форум Яндекс.Метрика


Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB